Оставить заявку

«ESG. Экологические проблемы. «Зеленая» экономика» — интервью с Сергеем Рыбаковым

  • 24.02.2022
«ESG. Экологические проблемы. «Зеленая» экономика» — интервью с Сергеем Рыбаковым

На официальном YouTube-канале «Национальной Ассоциации Комплаенс» вышло интервью с Сергеем Рыбаковым – экспертом по климату и экологии, членом команды Вячеслава Фетисова по защите окружающей среды. В диалоге с Владимиром Балакиным, президентом Ассоциации, обсуждалось множество вопросов, касающихся ESG, экологических проблем и «зеленой» экономики.

Владимир Балакин: Сейчас отовсюду звучит информация о ESG, социальной ответственности, экологических стандартах. В Европе много говорят про «зеленую» экономику. Но в каком контексте находится Россия с точки зрения этой климатической повестки? Когда эти тренды на практике дойдут до малого и среднего бизнеса?

Сергей Рыбаков: ООН в 2000 году утвердила Цели развития тысячелетия — это 8 международных целей развития, которые 193 государства-члена ООН и, по меньшей мере, 23 международных организации договорились достичь к 2015 году. Цели включали в себя сокращение масштабов крайней нищеты, снижение детской смертности, борьбу с эпидемическими заболеваниями, такими как СПИД, а также расширение всемирного сотрудничества с целью развития.

С 2015 г. по настоящее время (до 2030 г.) действуют Цели устойчивого развития. Концепция появилась в процессе объединения трех основных точек зрения: экономической, социальной и экологической. Подразумевается принятие мер, направленных на оптимальное использование ограниченных ресурсов и использование экологичных природо-, энерго-, и материалосберегающих технологий, на сохранение стабильности социальных и культурных систем, на обеспечение целостности биологических и физических природных систем.

В ближайшие 2–3 года начнется формирование новых целей на период с 2030 по 2050 гг.

В 2015 году Парижское соглашение по климату стало историческим поворотным пунктом на пути снижения темпов глобального потепления. Соглашение предопределило развитие всей экономической модели на несколько десятилетий вперед, хотя оно является только частью Целей устойчивого развития. Это один из инструментов достижения лучшей жизни.

Когда говорят о ESG, подразумевают повышение уровня жизни путем зарабатывания денег. Финансовый аспект в этих стандартах играет главную роль. За последнее время количество мировых кризисов сильно увеличились. Сначала частота с десятилетий сменилась до четырехлетий, а сейчас мы практически постоянно живем в кризисах.

Экономисты озаботились этой проблемой. Так появилась одна из версий возникновения факторов ESG. Фактически, это дополненная модель капитализма (Капитализм 2.0). Она означает, что зарабатывать — это хорошо, это нужно. Но зарабатывать нужно «в долгую», экономика должна развиваться, люди должны получать достойную оплату и чувствовать себя комфортно. Это касается всех: и корпораций-гигантов, и средних, и маленьких предприятий.

Единственное, нужно учитывать вопрос времени. Если планируется бизнес на год-два с дальнейшей продажей, то можно не опираться на принципы ESG, так как это будут нерациональные затраты. Но если предприятие хочет работать в долгосрочной перспективе — без соблюдения данных стандартов не обойтись, в какой бы сфере ни велась деятельность.

В. Б.: Сейчас ключевой тренд на сохранение природы. Например, в бытовом плане пластиковые трубочки заменяются на бумажные, в сфере производства — компании создают одежду и аксессуары из переработанных материалов. Потребители хорошо реагируют на такие экофрендли движения. Но бизнес — он выверяющий и циничный, ему нужны финансовые показатели. Как заинтересовать его не только обратить внимание на экологию, но и сподвигнуть к каким-то реальным действиям?

С. Р.: Частный бизнес не пойдет в историю с хорошей экологией, если не поймет, как он на этом может зарабатывать. А факторы ESG как раз-таки призваны помочь увеличить доход в долгосрочной перспективе. Статистика подтверждает, что компании, которые давно встали на этот путь развития, чувствую себя гораздо лучше, приносят больше денег своим акционерам и работникам, чем те организации, которые эти факторы не учитывали.

Также нужно понимать, что у молодого поколения, которое сейчас приходит в бизнес, уже в ДНК заложены экологические нормы. Поэтому, чтобы привлечь новые таланты в компанию, нужно соответствовать их принципам. Молодые люди идут работать только в те организации, которые разделяют их жизненные ценности и миссию. Они должны чувствовать, что работа, где они проводят большую часть своей жизни, дает что-то большее, чем просто деньги. В ближайшее время заинтересовать молодое поколение без учета соответствия экофакторам станет невозможным.

К сожалению, бизнес пока редко учитывает комплаенс. К этой системе предприниматели зачастую относятся, как к врагу, потому что она требует дополнительных расходов. Это в корне неправильно, так как существующие риски могут привести к катастрофическим последствиям. Чем раньше бизнес задумается о превентивной защите, тем больше у него шансов на успешную деятельность.

В. Б.: Сейчас, говоря с бизнесом о соблюдении новых норм, идет речь о методе кнута: если вы не сделаете это, то государство накажет вас вот так. Как достичь баланса, как создать более дружественную «зеленую» мотивацию для предприятий?

С. Р.: Сейчас хорошо воспринимается на Западе, но пока не очень хорошо «заходит» в нашей стране, история руководителя компании — ton of the top. Каждая организация — это мини-государство, главой которого является генеральный директор. Именно управленец выступает лицом компании, и именно по нему судят о бизнесе в целом. Бизнес просто обязан четко и прозрачно показывать, куда он движется, какая у него миссия и что он хочет, потому что это обращение как внутри себя, так и во внешнюю среду.

В январе 2022 года вышла большая статья председателя Высшего совета партии «Единая Россия» Бориса Вячеславовича Грызлова по поводу «зеленого» суверенитета РФ. Первый раз в истории России партия озвучила, что вопрос экологии — важная часть менталитета населения, которая волнует избирателей. Экология сейчас — часть идеологии крупнейшей политической силы нашей страны. В этой статье сказано, что экология — это «в долгую», это история еще неродившегося избирателя, то есть плюс 20–30 лет.

Все это значит, что государство настраивает компании на внедрение экологических принципов в бизнес-модель, если бизнес хочет просуществовать длительное время.

По поводу ESG «Единая Россия» высказалась неоднозначно, так как в ее структуре нет авторитетных экспертов, которые могут сказать, хорошо это, плохо или никак. Политики попросили Всероссийское общество охраны природы (крупнейшую некоммерческую экологическую организацию России, которую возглавляет Вячеслав Фетисов) дать свою оценку ESG-принципам.

Специфика РФ состоит в том, что у нас есть государственные корпорации и частный бизнес. И это очень важное разделение.

Так, частный бизнес может быть успешен только тогда, когда он доходен. Если частный бизнес не приносит прибыль — он закрывается; это закон рынка: выживает сильнейший. У государственного сектора совершенно другие реалии. Государство поддерживает такие корпорации, значит, государству нужно, чтобы они зачем-то существовали. Но при этом оба направления должны учитывать принципы ESG в своем долгосрочном развитии, так как РФ в 2019 году присоединилась к Парижскому соглашению по климату — мы взяли на себя определенные обязательства, которые должны выполнять.

Теперь ход за правительством. Государство должно помогать организациям перейти на новый уровень, создавая правила игры.

Изначально климатическая повестка — это была повестка государств (избиратель — политик). Сейчас она затрагивает все финансовые институты в том числе. Поэтому сложилась двойственная история. С одной стороны, переход к углероднонейтральной экономике без частного бизнеса невозможен, так как государство просто не обладает таким количеством ресурсов — это очень дорого. С другой стороны, не убедив частный бизнес, что это принесет ему доход в перспективе, он просто туда не будет вкладывать. В этой ситуации комплаенс может выступать «учителем», который объяснит бизнесу, зачем ему это нужно.

В. Б.: Что делать частникам, которым в связи с современными трендами нужно «перевооружиться»? Можно ли говорить о том, что государство будет заботиться о компаниях, нуждающихся в новом «дыхании»? Есть ли какие-то наметки инструментов поддержки?

С. Р.: Проблемы угольных, газовых, добывающих предприятий России — это не проблемы РФ. Это проблемы всех компаний данных отраслей во всем мире. А климатическая повестка — это повестка для всей планеты: нельзя решить вопросы климата в одной стране, пустив их на самотек в другой. Поэтому «зеленое» финансирование, основные бюджеты которого принимает США и Евросоюз, направлено на всеобщее благо. Эти средства должны быть исключены из санкционной политики.

В этом вопросе нас слышат, так как просто невозможно привести контраргументы. Российская Федерация — это не только российские компании, это огромное количество иностранных компаний, работающих у нас на территории.

В. Б.: Как Россия выглядит в мировом экологическом контексте?

С. Р.: Бизнесу необходимо задуматься о нескольких вещах уже сейчас:

  1. Риск изменения климата — это очень серьезный финансовый риск. Достаточно вспомнить ситуацию с аварией на «Норильском никеле».
  2. Социальный аспект состоит из двух блоков: «я — человек» и «я — часть сообщества». Бизнесу нужно учитывать их оба. Социальные риски могут становиться терминальными. Это даже не финансовый риск — бизнес можно просто потерять.
  3. Самое «горячее» с точки зрения мира — это greenwashing . Пока нет единых правил, что «зеленое», а что — нет. Есть огромное количество рейтингов, методологий, но нет четкой структуры. Сейчас формируется команда внутри Генерального секретариата ООН из ведущих экономистов и финансистов мира, которая должна модифицировать и разделить все существующие моменты об экологичности.

Наша страна — это один из ключевых игроков экологического будущего мира в рамках климатической повестки. Это признают все, это аксиома. Россия приняла переход к углеродной нейтральности до 2060 года, и никто во всем мире не сомневается, что эти обязательства будут выполнены.

Посмотреть интервью полностью:




Получить консультацию